полеты на воздушном шаре, необычный подарок, оригинальный подарок      подарок день рождения, необычные подарки, полет на вертолете      подарочные сертификаты, подарок любимому, полет на воздушном шаре

полет на воздушном шаре, клуб воздухоплаватели


   Подарочные сертификаты

 

Популярные предложения

Подарочный сертификат - полет на воздушном шаре для двоих
 на основе 716 мнений

Полет на воздушном шаре для 4-х человек
 на основе 302 мнений

День рождения в воздухе на воздушном шаре
 на основе 344 мнений

Уникальное предложение: необычный сюрприз - полет на воздушном шаре
 на основе 247 мнений

Пикник в небе на воздушном шаре
 на основе 256 мнений

Полет на воздушном шаре Сердце
 на основе 358 мнений

  

Выше гор могут быть только монгольфьеры.

На воздушном шареКаждый ребенок летает во сне. Летает - значит, растет. Полеты наяву тоже реальны и не менее интересны. Пилоты аэростатов готовы брать на борт даже трёхлетних малышей!

Ранее утро в Горьковском районе Подмосковья. День воскресный, туман плотный, а на полянке у Дмитровского шоссе - столпотворение внедорожников с прицепами. Несколько десятков человек, некоторые в ярких летных комбинезонах с нашивками, собираются в кружок. Один из них, Владимир Гладков, президент клуба воздухоплавателей, отпускает вверх наполненный гелем черный воздушный шарик.

«А почему шарик такой грустный?» – спрашивает пятилетняя Света.

«Черный – чтоб лучше было видно,» - не отрываясь от крошечной точки в небе, поясняет кто-то.

Шарик плавно, почти вертикально поднимается над землей, весело мотая хвостиком.

«Метр в секунду, - заключает Владимир. – Это моя любимая скорость. Можно раскладываться.»

Подготовка к полёту на аэростате

Подготовка к старту занимает всего минут десять. Ребята спускают с прицепа большую корзину. Это гондола. Ее плетут по старинке, из ивовых прутьев.

«Она не очень тяжелая, зато выдерживает четырех человек, поясняет Антон Морев, действующий чемпион России по воздухоплаванию. - После корзины достаем стокилограммовый мешок с оболочкой аэростата, разворачиваем, потом две горелки, устанавливаем над корзиной, и вот еще вентилятор, чтобы воздух нагнетать в оболочку. Сначала холодный, для объема.

Сюда входит 3 тысячи кубических метров! Это почти 50 железнодорожных цистерн, целый состав можно закачать! - Антон пытается перекричать вентилятор, который наполняет оболочку. За его спиной, на стартовой площадке, один за другим вырастают гигантские разноцветные шампиньоны. – Потом включаем горелки и подогреваем воздух, он поднимает шар и удерживает его вертикально.» И тут же шар отрывается от земли и плавно выравнивает корзину.

Инструктаж перед полётом

На воздушном шаре«Ну вот, осталось немного прогреть и можно лететь. - Чемпион подзывает к себе пассажиров аэростата на инструктаж. – Чего делать категорически нельзя. Нельзя хвататься за шланги баллонов. Могут оторваться. Они с пропаном - это топливо, которое питает горелки. У нас четыре баллона. Тесновато, так что все передвижения по гондоле – с моего разрешения. Еще нельзя брать пилота вот так. – Антон хватает себя за запястье. – И нельзя говорить, что мы упадем. Только позитив!»

Но инструктаж - скорее для маленьких пассажиров. Тепловые аэростаты считаются самым безопасным воздушным транспортом. Однако маленькая Света испугалась горелок и плачет, зарывшись в маму. Антон успокаивает: «Ты что, боишься? У меня летала девочка, ей было два с половиной года, и ничего…»

Вот пассажиры забрались в корзину, пилот включает горелки, и оранжевое пламя устремляется внутрь оболочки. Гондола медленно ползет по мокрой от росы траве и через полминуты отрывается от земли. Полянка уменьшается в размерах, душа уходит в пятки, а с земли машут крошечные фигурки: «Удачного полета!».

Первый полет на аэростате

На высоте слышно как-то по-особенному четко. «Поехали!» - Кто-то из пассажиров явно чувствует себя как минимум Гагариным, хотя полеты на аэростатах совершаются без малого триста лет.

«Первыми в воздух поднялся аэростат, собранный по конструкции братьев Монгольфье. Поэтому и называют воздушные шары монгольфьерами, - рассказывает Владимир Гладков, президент клуба воздухоплавателей. – Это было еще в 1783 году. Пилоты Пилатр де Розье и маркиз Д’Арланд перелетели Париж и через полчаса благополучно приземлились.

За этот и другие полеты один из братьев Монгольфье получил орден от короля Людовика, а другому назначили пожизненную пенсию. – Экскурс в историю время от времени прерывается огненными залпами из горелок. - А вот первый русский воздухоплаватель - подьячий Крякутный из Нерехты поднялся в воздух на полвека раньше Розье и Д’Арланда, в 1731 году!

Но ему повезло куда меньше. Как гласит летопись, умелец «наполнил мешок дымом поганым и вонючим, и нечистая сила подняла его выше березы.» За этот полет Крякутного объявили смутьяном, хотели сжечь вместе с изобретением или заживо закопать в землю, но, к счастью, дело ограничилось высылкой из Рязани. Зато теперь Крякутный там – национальный герой.»

На воздушном шареКак известно из истории, с тех пор кто только на аэростатах не летал. Военные сразу сообразили: с высоты птичьего полета удобнее следить за противником. А можно и гранату скинуть. Разведчики передавали донесения по шнурку на землю. Во время второй мировой родные братья аэростатов - дирижабли сторожили небо над городами. Поднявшись в небо, ученые сделали немало открытий о состоянии атмосферы. Метеорологи до сих пор следят за изменениями погоды с помощью аэростатов поменьше – зондов.

Аэростат в небе

…Земля скрылась за туманом. Аэростаты парят вокруг, точно замершие в полете перевернутые капли. «К вечеру будет гроза, - сообщает Владимир Гладков. – Перед полетом мы запрашиваем точный прогноз. Ветер чуть сильнее – и старт откладывается. У нас есть такая поговорка: нет ничего страшнее бесстрашного пилота. Мастерство пилота не в том, чтобы летать в грозу, а чтобы вовремя отменить полет.»

Тут в одном из баллонов кончается газ – стрелка на манометре приблизилась к нулю. Владимир с тем же невозмутимым лицом за несколько секунд перекидывает шланг от горелки на другой баллон. И пламя снова вырывается из горелок, поддерживая аэростат. Дома внизу – как игрушечные. Тень от аэростата плывет по огородам. Одна из дачниц оторвалась от грядок и удивленно машет воздухоплавателям.

«У нас заявка на высоту сегодня - 300 метров. Можно и выше, просто сегодняшние пассажиры летят в первый раз, а для начала достаточно. 300 метров - это чуть ниже смотровой площадки Останкинской телебашни. Забирались и повыше. У нас чемпионаты по воздухоплаванию проводятся каждый год. Наши спортсмены – одни из лучших. В прошлом году пилоты Леонид Тюхтяев и Станислав Федоров достигли высоты 9387 метров, это на полкилометра выше Эвереста!

Но для таких высот, конечно, особые согласования требуются. Ведь, кроме прогноза, мы всякий раз запрашиваем еще и разрешение на полет. За нами следит диспетчер, у каждого шара – свой номер, все как полагается.

Район, где мы можем летать, ограничен несколькими десятками километров. Нельзя соваться, где военные объекты. А так – летай на здоровье. Хороший семейный отдых. Я летаю 9 лет, как ушел на пенсию - раньше был военным летчиком. Не жалею. Тут люди особые. Рекорды – не главное. Вон рядом с нами Антон Морев летит. Так он однажды на соревнованиях помог сопернице из ЮАР – у нее оболочка разошлась, Антон достал машинку и прямо на поле прострочил. В итоге у иностранки результаты одни из лучших.

Как изготавливают аэростаты?

Оболочка – самая ранимая часть аэростата. Ресурс – всего 400 часов полета. Хоть шьют ее из прочной ткани. В подмосковном Хотьково изготовлением аэростатов занимается целое предприятие. Виктор Таразанов, технический директор, заходит в небольшую лабораторию: «Сначала капрон проходит здесь испытание.

Мы его нещадно рвем на специальных станках, сами разработали, проверяем на плотность, чтобы не пропускал воздух, потом только раскраиваем по чертежам на клинья и сшиваем. Нити тоже особой прочности. А вот машинки швейные - самые обычные. »

Вокруг кипит работа, как в ателье: кроят, режут, строчат. Только масштабы гигантские. На один аэростат в среднем уходит тысяча квадратных метров ткани!

«Нижняя часть оболочки, около десяти процентов, - еще и жаропрочная, ведь на нее приходится все тепло от горелок. - рассказывает Виктор Михайлович - Эта ткань соткана из особых огнестойких волокон. Материал выдерживает открытое пламя до 10 секунд. Этого вполне достаточно, чтобы пилот убрал горелку.»

воздушный шарЗатем готовую оболочку обшивают силовыми лентами для пущей крепости и присоединяют канат – единственный «рычаг управления».

«Если потянуть канат – открывается парашютный клапан, - объясняет Владимир Гладков, когда мы через час заходим на посадку, - воздух выходит из оболочки, и аэростат снижается. Вот так, лавируя по высоте, мы можем менять направление движения, потому что в каждом слое может быть свое направление воздушных масс.»

Аэростат плавно, точно кабинка на колесе обозрения, приближается к земле. Владимир выбрал место неподалеку от деревни, чтобы группа техподдержки могла добраться быстрее. Вот кабина касается верхушек деревьев, пригибая ветви, вот раздвигает высокую траву… Сели. Посадка мягкая, точно на лифте! И совсем не страшно!

«Только выходить сразу нельзя, - предупреждает Владимир, - а то все остальные сразу же опять улетят – кабина-то легче станет. Физика!»

Наконец шар остывает и опадает, как огромный парус, на траву. Можно выходить. Но это еще не все. Как поясняет пилот, впервые летавшие по традиции должны пройти обряд посвящения в воздухоплаватели. Пассажиров-новичков ставят на колени на оболочку аэростата, зажигалкой подпаливают локон на затылке, а потом тушат шампанским.

Вручают грамоту, где черным по белому написано, что владелец документа пожизненно наделяется… графским титулом и деревенькой в придачу – по месту приземления. (Как- никак, первые пилоты были дворянами.) Правда, вотчина считается твоей, пока ты паришь над землей, хотя бы на высоте одного аршина. А там, в бездонном небе, деревенька эта вроде как и не нужна – все мысли исключительно о вечном…

  © 2017 Все права защищены                
Rambler's Top100